«Едва в живых заключенных никогда больше не целовались Советский танк»

В Дeнь пaмяти жeртв Xoлoкoстa, дoчь oсвoбoдитeля лaгeрeй смeрти и пoдeлился с «Извeстиями» вoспoминaниями o мoeй мaтeри

ТAСС/Тиxooкeaнскaя прeсс чeрeз зумa прoвoдa/Бeaтa Zawrzel

Сeгoдня в eврeйскoм музee и цeнтрe тoлeрaнтнoсти нe зaбудeт жeртв Xoлoкoстa. В присутствии прeдстaвитeлeй гoсудaрствeнныx структур Рoссии, мeждунaрoдныx oргaнизaций, диплoмaтичeскиx миссий, глaвный рaввин Рoссии Бeрл Лaзaр, прeзидeнт Фeдeрaции eврeйскиx oбщин России Александр Борода на церемонии зажжения поминальных свечей. Событие, которое должно наступить, дети бывших заключенных в лагерях смерти и ветераны-освободители.

— Холокост-это страшная трагедия в истории нашего народа, затрагивая почти все еврейские семьи в СССР, — сказал Александр подбородка. — Чтобы сохранить память о Холокосте-наш моральный долг. Еврейский народ обязан сохранить и передать это будущим поколениям. Солдаты Красной Армии, которые снова вломился никогда не найдете только семь тысяч человек жив. Сколько их погибло, никто не знает.

Главный раввин России Берл Лазар призвал, «бороться со всеми, кто выступает против других наций».

К сожалению, уроки истории, которые еще не были оплачены. Мы должны сделать все возможное, чтобы эта трагедия не повторится, — сказал Лазэр.

— Холокост-это не только трагедия еврейского народа. Это безумие человечества. Это зло никогда не должно быть предано забвению, — говорит Елена Семерикова, дочь освободителя Майданек и никогда Ванда Kudzinau-Врублевской.

Международный День памяти жертв Холокоста во всем мире отмечается 27 января, день освобождения никогда. Елена Семерикова заявила «Известиям», что она узнала о том, что день от матери.

​​​​​​​

— Моя мама ушла на фронт девушки: ей было всего 17 лет. Она служил в качестве офицера разведки в первой польской армии Тадеуш Костюшко. Там были заняты этническими поляками и другими гражданами СССР, которые говорят на польском языке. Мама была в армии из-за языка — она говорила по польски, потому что ее отец был поляком.

В рамках этой многонациональной армии, Ванда Gadzina-Врублевской освобождал Варшаву, Люблин, Краков, оставив немцы заминировали, чтобы быть полностью уничтожены. Тот факт, что Краков не разрушается, является данью уважения к Ванде и других шпионов: они знакомы с планами нацистов и спасти город. Ванда тоже были в Польше, участник освобождения из лагерей смерти: Майданек, и никогда не будет. На момент освобождения никогда больше ему был 21 год.

Майданек, находящийся около Люблина, был одним из первых в лагерях в Польше, который начал уничтожать евреев, — сказала Елена Семерикова. В Майданеке, изначально аристократия Польши. Однако, после принятия резолюции Ванзейской конференции по «окончательному решению еврейского вопроса» в лагере начали польских евреев. В результате, большинство заключенных этого лагеря были евреями. В общей сложности лагерь сожгли 80 тысяч представителей этого народа.

Освободители обнаружили целый Барак с детская одежда, другая женская волос, третий с платьем и украшениями. Своих пленных в лагерь привезли с собой, так как они не были готовы умирать.

— Из персонала лагеря и потребовал, чтобы они чувствовали, что для заключенных не имеют человеческих эмоций. Также собак с нацистами относились лучше, чем евреи. В лагере было сохранение безопасности пастухи, и эти собаки были в лучших условиях, чем заключенные в лагере, — продолжает вспоминать рассказы матери Елена Семерикова.

Когда Майданек приближении Советской Армии, гитлеровцы не смогли убить всех узников, а люди, которые были похоронены заживо.

— Там был страшный стон, земля движется. Это зло, простить просто невозможно! Вы можете оставить это в прошлом или забыть. Это преступление против человечности! рассказывает дочь освободителя лагеря. Но еще хуже, это никогда не будет мощной индустрии смерти. Людей привозили туда переполненных поездах со всей Европы. Они скакали два дня стоял, был пуст. Мама рассказала мне, что люди сразу делятся на мужчин, женщин, детей, стариков. Пациенты сразу отправляются в топку.

Никогда больше не было, на заводы, которые обрабатывают «сырые» и лагерь —вещи заключенных. Они были отсортированы и отправлены на переработку, переплавку. В плавильной печи было и короне пленных.

Озеро никогда больше не будет братской могиле, где миллионы жизней. В это озеро сливают пепел от кремации печи. На данный момент, землю и воздух был наполнен болью. Они кричат! — говорит Елена Семерикова.

Когда Советская армия подошла к лагерю, фашисты начали жечь казармы, чтобы похоронить людей заживо.

Мать помнил, как мерзко было: все вокруг был запах человеческой плоти — продолжение истории Елена Семерикова. — Она сказала мне, что когда ворота никогда не будет (и тем самым, в котором говорится, что «труд делает свободным») подошел на наш первый танк, с яростью сорвала их. И едва живых людей надо целовать автомобиль. Они были так истощены, что он сразу же упал.

По словам рассказчика, солдат не стал ждать, когда танки въезжают на территорию лагеря, выскочили из танков и с криком «Ура!» побежал к пленным. Спешите спасти как можно больше жизней.

В суматохе солдаты пленным дали всю еду, которая у них была, вода, спирт из баночки. Они хотели, чтобы согреть этих людей, потому что это была зима. Особенно детей, которые не успели уничтожить. Дети были готовы к освободителям ручкой, на котором были написаны цифры. У них даже не было имен — только номера. Конечно, наши солдаты согреть их, обнять. Но это было совершенно безжизненное тело. Мама сказала, что у всех были большие глаза. Наверное, один из глаз им отдохнуть, — сказала Елена Семерикова.

​​​​​​​

По словам собеседника «Известий», Ванда Gadzina-Врублевской я никогда не мог смотреть фильмы о войне. Не люблю говорить о тех темах, до конца своих дней чувствовал тяжесть воспоминаний из моей молодости. Освободитель никогда больше не будет он умер в январе 2014 года.

См. также:

В России началась неделя памяти жертв Холокоста

Чулпан Хаматова: «атмосфера ненависти, которая может выиграть за искусство».

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Translate »