Почему мы храним памятники культуры

И нe тoлькo пoтoму, чтo oни «бeспoлeзныe» прoизвeдeния стoят миллиoны. Нaрoды и эпoxи, с ним гoвoрят друг с другoм дружeлюбны и лeгкo стaнoвятся ближe, вeкa и стрaны. Кaжeтся, чтo нa тaкoй вoпрoс oтвeтить лeгкo. Тeм бoлee, чтo срeди всex видoв искусствa-этo изoбрaзитeльнoe искусствo и aрxитeктурa уникaльны и нeпoвтoримы. Кaк удивитeльнo сoчeтaниe впoлнe кoнкрeтныx, уникaльныx oсoбeннoстeй лицa, рaзрeз глaз, фoрму губ с oтрeшeннoстью, с oтсутствиeм всякoгo вырaжeния, чувствa, вoлнeния. И кaртины в Эрмитaжe. Римлянe гoвoрили, чтo искусствo вeчнo, a жизнь кoрoткa. Вспoмним пaмятник Пeтру I в Ленинграде, знаменитого «Медного всадника», созданного скульптором Фальконе. И, может быть, кто-то мелькнет мысль, что не так интересны шеренги темных изваяний, что мало вероятно, что вы должны участвовать в них. Искусство не только не теряет своей красоты, оно хранит свидетельство того, как предки наши смотрели на мир. Но бывает, что даже правильная мысль, став привычной, перестает тревожить и волновать человека, превращается в расхожую фразу. Поэтому нас не удивляет, что тратят силы, время и средства на восстановление старых зданий, чтобы получить фотографии, как люди лечатся, делают им уколы и показать на рентгене. К счастью, это не совсем так, ведь бессмертное искусство создается людьми. Между нами — восемь столетий. Все это верно, конечно. Но красота природы едва ли зависит от человека, она вечно обновляется, на смену умирает деревья расти новая забавная стреляет, падает и высыхает роса, выключение закаты. В каждом движении кисти — наивное и мудрое восхищение тем, что показывает художник; он показывает вещи в начальном и невероятно привлекательным вещи, мы чувствуем, ароматные эластичность фруктов, скользкую прохладно, сухо шуршащего шелка, сбросить вес бронзового шандала. Но ничто не может заменить живой встречи с историей. Совсем маленькая, легкая, одинокая в широком зеленые равнины. Подумайте о том, почему, как близнецы, как будто спит наяву людьми, изображали скульпторы древности своих королей. Это и образ далекого прошлого, когда наша родина «мужала с гением Петра», и великолепный памятник политическому деятелю, который «поднял на дыбы» Россию. А вот улыбка «Мадонны Бенуа» касается и нас, и соотечественников Леонардо, она дорога человеку любой нации. Люди понимают: памятники культуры — общее достояние поколений, которое позволяет нам ощущать историю планеты как свое личное и дорогое. Искусство прошлого — молодость цивилизации, культуры молодость. Эти удивительные качества делают живопись особенно драгоценным искусством. Оказалось, культ мертвых заставило древних египтян видеть в статуях не только изображение человека, но и жилище его духовной сущности, его жизненной силы, того, что в Древнем Египте называли «ка» и что, по их представлениям, продолжает жить после физической смерти людей. И потому, что солнечный квадрат на вощеном паркете, бархатистая кожа яблоко, тонкая чеканка серебряные чаши, в их изображениях становятся свидетелями и выразителями этой любви. • Гадания, гадания, магия «Divinatio.ru» Десятки рук, сильных, бережных и квалифицированных, положили, повинуясь мысли неизвестного застройщика, белокаменное тонкий чудо. Почтительное равнодушие обедняет человека, он не понимает, во имя чего люди иногда спасают произведения искусства ценой жизни. Дело не в этом. Статуи, даже древние, не всегда хранятся в музеях. И от нас зависит, чтобы пламя в нем не поколебалось ни на минуту. В искусстве поколения передают Друг другу самое ценное, сокровенное и святое — жар души, волнение, веру в добро. Музей, старая церковь, потемневшая от времени картина — для нас это прошлое. Узнаете, что эта церковь была построена по приказу князя Андрея Боголюбского в честь победы над волжскими болгарами и в память погибшего в бою княжича Изяслава; что установлена она у слияния двух рек — Клязьмы и Нерли, у «ворот» владимиро-суздальской земли; на фасадах здания — декоративные и большой камень, резьба. Все это уже сегодня принадлежит будущее. Как это ни парадоксально звучит, но, это знакомство с культурой прошлого, мы можем почувствовать дыхание будущего. В самом деле, даже если из миллиона экземпляров «Войны и мира» уцелеет один, роман останется жить, чтобы опубликовать его снова. В то время как вы читаете книгу, вы можете иметь дело не с рукописью автора, да и не так важно, что чернилами написал «Евгений Онегин». Вы Можете восстановить Их, и это не всегда, но повторить их же невозможно. О многом может отражать один — единственный храм, построенный много веков назад, она может всколыхнуть тысячи мыслей, о которых человек и не подозревал раньше, может заставить каждого из нас почувствовать свою нерасторжимую связь с историей и культурой Страны. Кроме того, искусства, будь то статуя, собор или картина,это окно в незнакомый мир, отделенный от нас сотнями лет, через которые можно увидеть не только зримый облик эпохи, но и ее суть. Не зная или пренебрегая ими, можно прожить жизнь, так и не становится настоящим человеком, осознает себя ответственность за прошлое и будущее Страны. А картины, дворцы, соборы и статуи, увы, смертны. Скульптура стала одним с пушкинской поэмой, и вместе с ней — символ города. Посмотрите хотя бы на картины Яна ван Эйка, первого великого мастера нидерландского Возрождения, на то, что он говорит вещи, микроскопические детали бытия. Голландцам легко дается жизнь, они должны были отвоевывать у моря земли, а у испанских завоевателей — свободу. Того будущего, когда для всех будет ясным и несомненным значение искусства и человечности. Но можно заглянуть глубже в детали stroke голландских художников, в их чувствительности к прелести материального мира, к обаянию и красоте «неприметных» вещей — любовь к устоявшемуся быту. И статуя Венеры Милосской. Это роднящих в прямом смысле слова, потому что белокаменная церквушка под Владимиром поглощает особенности российской культуры, национальной, во всей ее неповторимости. И знаменитые белые ночи, когда туманная прозрачна облака медленно тянутся к светлому небу, как жест уважения властно простертой руки Петра,возможно ли, думая о них, не помню, «Медного всадника», вокруг которого много поколение прозрело так много поэтических и запоминающихся часов! Для всех нас «гигант на скачущем коне»источник сложных и интересной ассоциации, мысли, воспоминания. Так в искусстве проходит перед нами духовная история человечества, история открытия мира, его смысла, еще не в полной мере познанной красоты. То, что он чувствовал свое время людей. В таком состоянии, что только искусство. Как и восемьсот лет назад, в человеческом сердце рождается волнение, радость — то, из-за чего и работали люди. В нем нет тепла его рук и трепета его мыслей, как в статуе, картине или каменном здании. Но это не значит, что искусство легко и без труда открывает свои секреты. Они «живут» на городских улицах и площадях, и тогда их судьба тесно и навсегда переплетены с судьбой города, с событиями, происходившими на пьедесталов. И памятник стоял в центре города, самые яркие его месте, где Адмиралтейская сторона соединялась с Васильевским островом. Посмотрите в гранитные лица жестоких, забытых деспотов, пусть не смущает вас, что их внешнее однообразие. О том, что памятники культуры далеких эпох — это вечный факел, который передают друг другу разные поколения. Но вот стоит маленький, хрупкий храм, чуть колышется его светлое отражение в спокойной воде Нерли, нежные тени обрисовывают форму каменных зверей и птиц, над узкими окнами и исчезает время. Рядом с ним текла толпа, с грохотом проносились кареты, вечер бледный свет лампы, едва освещенный угрожающие лицо короля «ужасно он в окрестной мгле…». Нет, не пройти спокойно! В небольшом зале, на первом этаже парижского Лувра, где благоговейная тишина царит в статуя Венеры Милосской, невольно думать о том, сколько людей дарило счастье созерцания совершенной красоты этого смуглого мрамора. В конце концов, каждое поколение отражает ее снова и по-своему. Однако столетний дуб, помнящий давно ушел, не создал человек. В самом деле, для чего? Можно отлично знать сотни дат и фактов, понимать причины и последствия событий. Только ли прошлое? Она современница своего творца, женщина эпохи Возрождения, с ясным взглядом, старающимся видеть таинственную суть вещей. Птицы и львы, почти угловатые человеческие головы на стенах церкви — это те образы, что жили в сказках, а потом и в воображении людей. Люди хотят понять друг друга, стремиться понять самое главное, самое существенное в духовной жизни каждой страны. Вот об этом и не должны забывать. Работники музеев внимательно вглядываются в показания приборов — а не является ли воздух, не упал ли на степень температура; подводятся под древние здания новые фундаменты, заботливо расчищаются старинные фрески, обновляются статуи. И это не маленькая обывательская любовь, а глубоко осмысленное, высокое чувство, поэтическое и философское. Внуки наших внуков. Но, церковь Покрова на Нерли останется такой же, как и восемь веков. Люди, как могут, защищают их от беспощадного времени. года, и многое, чем славится история Петербурга, произошло здесь — Гром — камня, пьедестал статуи. И в наших с вами силах хранить бессмертие человечества. декабря 1825.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Still Mine full movie online.