Культурный шок. В Ивано-Франковске прошел грандиозный фестиваль

Жeлeзнoдoрoжный бaрoккo Рeзультaтoм стaлo бeспрeцeдeнтнoe для рeгиoнoв Укрaины культурнoe сoбытиe, в кoтoрoм нaсчитывaлoсь бoлee 100 мeрoприятий в oблaсти тeaтрa, музыки, изoбрaзитeльнoгo искусствa, кинo и литeрaтуры. Oн oбъeдинил извeстный стoличный фeстивaль мeстнoгo крeaтивную кoмaнду. Нa дняx в Ивaнo-Фрaнкoвскe сoстoялся Мeждунaрoдный фeстивaль сoврeмeннoгo искусствa PORTO Franko ГOГOЛЬFEST.
К нeй пoдключaeтся жeнщинa пoстaршe: — Кaмeрнoй музыки бaрoккo, и здeсь сoбрaлoсь мнoгo людeй — былo нeпoнятнo, кaк вoспринимaeт этo искусствo, неподготовленная публика. Великий человек это человек, стоящий рядом со мной, недовольно сопит, глядя на музыканта и медленно багровеет. — И когда во время концерта на вокзале проводил в вагоне поезда, шум не помешал? Мы трогаемся с места, и через несколько секунд, пассажиры начинают оборачиваться, понимая, что происходит что-то странное. За исключением нескольких счастливчиков-журналистов, которые ранее были согласованы с организаторами, действие увидят случайные пассажиры городского автобуса. Сейчас я тебя вытащу отсюда! — Впервые в моей жизни услышал оперу музыку «в живую». Как объясняют позже, организаторы фестиваля, календарь Лена окрашены на несколько лет вперед. Да и репертуар сбор, что называется, не для широкой публики. Голос Белкина органично вписывается в необычную ситуация является сложной барочной музыки не портит даже шум маркетинга поезд, который проходит через железнодорожный вокзал. Теперь я хотел бы войти в эту оперу — никогда не думал, что это так весело, — делится со мной своими впечатлениями от Ивано-Франковска девушка Мария. На сегодняшний день, уже мало кому интересно кринолиновые платья и атмосферу позапрошлого века. Это настоящая музыка, и то, что вам нужно, чтобы только шансон в маршрутках играл? Честно говоря, я не понял, — смеется певица. Там подиум, вокруг которой держат кордон добровольцев в черных футболках с названием фестиваля. — Что за скандал! Иди домой играть! Да, и остальные пассажиры, через несколько остановок, кажется, что привыкают к необычным звукам. — он распаляется все больше и больше, обращаясь к музыканту. — повышает голос бабушка, типа студент. Скрипки и виолончели звучат, как в соборе, — получается, что поезд-это же акустика. В Ивано-Франковске она на несколько часов, и его прибытие сюда-это явление необычное. И организаторы схитрили, — меня пригласили на фестиваль, а потом сказали, что выступление состоится на станции вокзала. Хотя все-таки вокзал-это действительно смелый эксперимент. Кларнетист сидит на заднем сиденье и начинает извлекать ноты. — Ты что оглох? Водитель, который уже взяли интервью на тему отношения современного искусства, смирился с тем, что происходит, и ситуацию не комментирует. Я уже отъехала далеко от центра, часть пассажиров вышла, и обеспечили ввод новых — жители спальных районов. И здесь музыкант неожиданно вступаются все остальные пассажиры автобуса. И не плотная толпа продолжает расти: пожилые дамы в платьях и коротко стриженные подростки в шортах, спортивных, журналистов с камерами, фото, стильные, студенты, мамы с детьми… — Все виды искусства развиваются и трансформируются, Опера не является исключением. После концерта публика уходит, и мне удастся некоторое время, чтобы поговорить с Леной Белкиной. — Эй, я, наконец,. — начинает возмущаться пожилая женщина, на вид небольшой книжки, по-видимому, религиозного содержания. — Почему смелый? Фото PORTO Franko ГОГОЛЬFEST

Пассажир маршрутки невольно стали аудиторию фестиваля

В какой-то момент воздух начинает наэлектризовываться. Пытаясь его успокоить, но без особого эффекта. Но тогда, женщина, стушевывается и там будет, обижено поджав губы. Высокий парень в солнцезащитных очках с орудием в руках заметно выделяется среди других пассажиров, несмотря на то, что, кажется, не обращают на него внимания. Кажется, сцена массовой эвакуации в старом фильме о войне. Кларнет, благодать звучать в какой-то сцене, в замкнутом пространстве маршрутки издает резкие и местами даже неприятные звуки. Внимание общественности было сосредоточено в центр зала. Вечером, чтобы войти в зал Ивано-франковского железнодорожного вокзала, приходится протискиваться через толпу. — Вы здесь играете? Когда комната, кажется, начинает разрываться по швам, волонтеры создают в толпе живой коридор.
Вместо театральной сцены с декорациями видишь огромную двухэтажную железные клетки. Не нравится-иди в другой автобус. Общую архитектуру площади перед этим зданием-это те же строгие тона. Рядом местные тележурналисты проводят опрос жителей. Но перед этим они дают возможность отказаться от этого назначения. Фото PORTO Franko ГОГОЛЬFEST

Собака-это шоу, которое учит, что надо бороться за свободу

Действие начинается с того, что крышу клетки над зрителями сидят таблиц. Актеры играют на разных музыкальных инструментах, петь и декламировать монологи из разных авторов. Подслушиваю ответы. Таким образом, никто не ожидал, что все население небольшого Ивано-Франковск будет достаточно этих красок. Почти весь первый акт воспроизводит один день из жизни в этом лагере. Собака-произведение на злобу дня. После аварии, первое действие-это почти медитация. Может гимн споете? — Я имел с общественностью pre-испытание пройти, — шутит кто-то из зала. Здесь не понятно вообще что это такое», — говорит женщина в деловом костюме. На первом этаже, что-то среднее между нацистским концлагерем и местом жительства антиутопической литературы. Огорошенный таким отпором человек молчит. Надсмотрщики издеваются над заключенными, под звуки Российской попсы, заключенных в перерывах между истязаниями поют народные песни, украинские. Разве вы не знаете, какое сейчас мероприятие в городе происходит? Второе действие происходит в темноте. Возможно, какие-то песни есть? Хотя и не мало, что воспринимается как «хулиганство». И местные художники и обращаются ко мне с благодарностью и говорят, что после таких, условно «радикалов» экспериментов, то им будет легче двигаться в этом городе что-то новое. — На свободу мы должны быть готовы всегда… Первое действие спектакля, не для слабонервных. В этом поле будут играть актеры, в ней же — просмотра. — Вам нравится то, что нарисован на стене? — Да. В темноте обеих сторон готовятся прибить доски с гвоздями-символические похороны зрителей. — А вы, кто такие? — Жаль, что должно быть. Остальные пассажиры расслабляются, видя, что конфликт исчерпан. Это работа Дима Микитенко, художник, который в прошлом году выиграл Джек Лондон, художественная галерея Saatchi. — вызывает актер, яркий фонарик через доску. И еще в Европу хочет! Абстрактные разноцветные фигуры выглядят малопонятно, но интересно. Крики, насмешки, нервирующие ситуации, сцены физического насилия… — На гастролях во Франции был случай, когда зрители начали бить доски и пели Марсельезу. Рода-племени? — Я не думаю, что это искусство. Зрители сидят на втором этаже клетки, и внизу, под металлической решеткой играют актеры. — У нас в стране вообще очень плохо разбирается в культуре. *** И двигаться в этом направлении, современное искусство-это обязательный элемент, — объясняет куратор визуальной программы PORTO Franko ГОГОЛЬFEST Даша Кольцова. В темной комнате, в которой звучит мощно, но без Пафоса.
С правилами использования материалов Корреспондент журнала, опубликованном на сайте Корреспондент.net можно ознакомиться здесь. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. Этот материал опубликован в № 24 журнала Корреспондент от 24 июня 2016 года.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Translate »