Актер Мишуков сравнил Минкульт с матерью, отдавшей ребенка на растерзание

Мы рaзгoвaривaли пeрeд здaниeм Мeщaнскoгo судa 26 июня, кoгдa зaчитывaлся пригoвoр в oтнoшeнии Кириллa Сeрeбрeнникoвa и eгo кoллeг.

– Кoгдa твoиx друзeй рaспинaют, инкриминируют им aбсoлютнo aбсурднoe   oбвинeниe,   нeльзя быть нe рядoм. Энeргeтичeски ты пытaeшься в этoм учaствoвaть.   Мы зaнимaeмся oдним дeлoм, в кoтoрoм зaключaeтся смысл нaшeй жизни. Я дaвнo ужe сoeдинeн с этим прoцeссoм, и   здeсь для того, чтобы поддержать своих друзей, не только тех, которые находятся в зале суда. То, что там произойдет, – это не вопрос сроков. Даже если скажут, что наказание условное, несправедливость остается. Здесь много деятелей культуры, которые взаимодействуют с Министерством культуры напрямую или опосредованно. Сегодня нам надо урегулировать взаимоотношения с этим ведомством, которое в данном контексте ведет себя как мать, отдавшая   своего ребенка на растерзание.  

Министерство культуры – это что? Это люди   вокруг нас и в зале суда, которые будучи трудолюбивыми и одаренными от рождения, создают культуру. Это мы – капитал, а не Министерство культуры. И оно должно играть по нашим правилам. Иначе вообще не стоит взаимодействовать с этой конторой.  

– Происходящее сейчас вы рассматриваете как сигнал тревоги?

– Это сигнал того, что у нас разные пути. Между деятелями культуры и властью четко обозначена граница.   Нужно понять, как существовать дальше. Я считаю, что нужно максимально не взаимодействовать с этой организацией

– Но дело же, наверное, не только   в Минкульте? Задействованы и другие игроки.

– Трусость происходит на уровне этого ведомства, а ожидать подлости от вышестоящих   инстанций – дело само собой разумеющееся. Я не хочу все сваливать на Минкультуры. Может быть, они бедные и несчастные. Но что получается? Мы   выступаем против, а потом деньги будем получать от них же? Это Министерство цензуры и   в большей степени   прокуратура, чем культурное ведомство. Культура – это свободное волеизъявление художника. Творец что-то делает, потому что иначе не может. Это двигатель   прогресса и развития человеческого вида.   Все, что мы сейчас говорим, мы говорим с позиции продвинутых в культурном сознании людей. В западном обществе существует уже такой социум,   где это прозвучало бы наивно и смешно. Там это давно естественно. А мы говорим, но нас же никто не слышит. Все считают, что нефть и деньги важнее того, чем занимаемся мы. Мы похожи на безумцев. Константин Райкин хорошо выразил это в своем выступлении. Получается, что   мы напрасно проживаем свою жизнь? Одна надежда на то, что когда-то существовавшее гнилое и крысиное Средневековье, в котором художники стояли по горло   в жиже, сменилось Эпохой Возрождения, когда лучшие из творцов кинулись к свету. Если ты одарен, то должен все преодолевать. Если власть не способна на твоих условиях контактировать, надо ее игнорировать и делать то, что ты считаешь нужным.  

– Почти всем приходится участвовать в фильмах, на которые выделены государственные деньги. Большие проекты без них, наверное, не поднять?

– Иногда попадаешь в проекты, авторы которых которые на стадии производства вдруг прибегают к помощи государства, и появляется эмблема «При поддержке Министерства культуры РФ». Каждый раз, когда я ее вижу,   уже внутренне готов к тому, что будет недосказанность, корректировка, не будет свободного волеизъявления. И очень радуюсь, когда нет этой эмблемы, значит, возможно что-то интересное. Всех своих друзей, занимающихся артхаусом, я призываю не взаимодействовать с Министерством культуры. Если ты хочешь состояться как художник, не надо идти этой дорогой. Можно по-разному относиться к тому, что происходит на интернет-платформах, но там уже есть определенные достижения: «Содержанки», к которым на Западе проявляют интерес, «Шторм» Бориса Хлебникова. Люди работают без какой-либо поддержки со стороны государства.   Министерство культуры – эта такая территория, которая должна быть сама по себе, она как шут при короле. Почему их короли держали? Потому что они   корректировали поведение и давали правителю шанс быть достойным.  

Сейчас надо вещи называть своими именами. Там сидит наш товарищ из-за того, что подан иск, и кто его подал, мы все знаем. Ты либо честен и смел, либо труслив и подл. Другого не дано. Нельзя вести себя по предательски. Знаю, что среди чиновников – много хороших людей, и они должны осознавать то, что сейчас происходит. И те, кто будут дальше с ними взаимодействовать, должны это понимать. Между нами и государством стоит Министерство культуры. По определению это должна быть нейтральная зона. А она очень даже не нейтральная. Тогда надо убрать из названия слово «культура».   За всем этим стоят конкретные люди.   Если на этой территории уже нет сопротивления то, что говорить о тех, кто далек от культуры. Культурные люди не довели бы ситуация до такого состояния. Они бы все сопоставили и соизмерили. То, что происходит, говорит об   отсутствии культуры и дарования у руководящих людей.    

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.